От промышленников и банкиров до ученых-физиков: Какой была еврейская Винница

Если в конце 1930-х годов евреи составляли более трети населения города, то по данным последней переписи – лишь 0,5%

От промышленников и банкиров до ученых-ф…

Откуда и почему евреи пришли на Подолье, что общего между современным рестораном грузинской кухни и министерством времен Директории и почему провалилась идея советских еврейских колхозов, Depo.Винница рассказали винницкие историки.

Переселенцы из Европы

На территории Украины евреи жили еще во времена Киевской Руси. Но на территорию Подолья они начали активно переселяться в XV-XVII веках в связи с гонениями на них в Западной Европе. Однако в Речи Посполитой, которая в то время контролировала подольские земли, к евреям относились лояльно, благодаря чему они сформировали здесь мощные общины, рассказывает доктор исторических наук, доцент кафедры правовых наук и философии ВГПУ Валерий Кононенко.

Таких общин, в которых в целом проживали до 4 тыс евреев, на территории Винницкой области на начало 1640-х годов существовало 18, в частности в Хмельнике, Шаргороде, Баре, Немирове, Тульчине. Относительно самой Винницы, то первые упоминания о местных еврееях датируются серединой XVI века.

Селились евреи в городах, городках или селах, которые были уездными центрами, преимущественно возле крупных рынков. В Виннице один из таких рынков находился на месте кинотеатра "Россия". Поэтому появление в городе расположенного вблизи рынка района с символическим названием Ерусалимка было неслучайным.

"Евреев приглашали при условии, что они будут заниматься определенными видами деятельности, в частности, ростовщичеством и торговлей, которые считались не достойными чести шляхтича. Кроме того, польские магнаты часто назначали евреев управляющими своих имений и арендаторами", – поясняет Валерий Кононенко. По его словам, именно последний факт стал причиной еврейских погромов во время войны 1648-1654 годов, а также Колиивщины, в XIX веке и в послереволюционные годы: козаки и селяне не могли простить евреям службы эксплуататорам.

Но при этом лет позитивного сосуществования украинской и еврейской общин было гораздо больше, отмечает историк. Способствовало этому взаимовыгодное распределение сфер деятельности. Если украинцы преимущественно занимались сельским хозяйством, то евреи – торговлей, ремесленничеством и деятельностью, которая нуждалась в денежных инвестициях. "Именно евреи организовывали первые переправы в Виннице и в ее окрестностях. Например, переправа в селе Тяжилове находилась в аренде за 800 злотых, и там еще стояла корчма с винокурней. Евреи брали в аренду промыслы, винокурни, продажу вина, молочные фермы, мельницы, покупали у селян хлеб и другие продукты, для этого продавали необходимые товары", – рассказывает Валерий Кононенко.

Когда Подолье отошло Российской империи, положение евреев стало ухудшаться. В частности, Екатерина II запретила им владеть сельскохозяйственной землей. Впрочем, и до этого землевладельцев из числа евреев фактически не было. Еще одним ограничением со стороны российской власти стало введение зоны оседлости, за пределами которой евреям было запрещено переселяться. На территории Украины эта зона охватывала Киевскую, Волынскую и Подольскую губернии, а южные и восточные регионы были для евреев закрыты. "Основной причиной таких репрессивных мер было то, что еврейское население обычно не ассимилировалось. Религия, национальное образование при помощи религиозных школ в основном приводили к тому, что евреи сохраняли свои традиции, разговаривали на своем языке, имели собственную культуру. И поэтому власть применяла в первую очередь меры, направленные на ассимиляцию", – объясняет Валерий Кононенко.

Начиная с 1840-х, в особенности в 1870-х годах состоялось активное наступление на национальное образование. Евреев подталкивали учиться в общеобразовательных учебных заведениях, но родители не слишком охотно отправляли туда детей, потому что обучение происходило на польском, а потом на русском языке, а это уже означало ассимиляцию. Кроме того, была введена квота на число евреев в высших учебных заведениях, а также ограничения в религиозной жизни. В частности было запрещено строить синагогу ближе, чем на определенном расстоянии до христианского храма, а сама синагога должна была быть ниже церкви. При этом четко устанавливалось, сколько синагог можно было строить на определенное количество населения.

В этот же период власть пыталась стимулировать евреев заняться сельским хозяйством, предлагая им земли на юге империи. Но массового движения в этой сфере не произошло, ведь мало кто соглашался резко изменить устоявшийся образ жизни и привычный род занятий. Аналогичные попытки позже делала и советская власть, активно создавая на территории Винницкой и Хмельницкой областей еврейские колхозы и ремесленные артели. "Советская власть решила, что можно решить проблему еврейской бедноты, послав евреев работать в колхоз. Но опыт показал, что были случаи, когда на бумаге колхозы числились еврейскими, а реально там работали другие, в том числе украинцы. Потому что образ жизни формировался столетиями, и сказать "ты будешь колхозником", когда евреи веками занимались ремеслом или торговлей, было очень сложно", – рассказывает Валерий Кононенко.

Не самый богатый Львович

Но если путь к сельскому хозяйству евреям Российской империи был закрыт, то заниматься бизнесом и предпринимательством им никто не запрещал, чем они и пользовались. В частности, в I половине XIX века в Виннице действовала суконная мануфактура Давида Моргулиса, шляпная мануфактура Брумберга, свечной завод Цаля Маньковецкого, мыловаренный завод Арона Буртмана, кирпичный завод Мордка Рутбанта, мельница Лейбы Писаревского, швейный цех Лейбы Гершковича и другие предприятия, принадлежавшие евреям.

Но больше всего современные люди знают о Борухе Львовиче, в здании усадьбы которого во времена Директории размещались Министерство почт и телеграфов, гражданская и военная канцелярия Главного Атамана, впоследствии – Особый отдел 24-й стрелковой дивизии Красной армии, а еще позже – областное радио.

Хотя местные легенды утверждают, что Борух Львович был чуть ли не самым богатым жителем Винницы, реалиям это не соответствует. "Львовичи никогда не были на первых местах среди налогоплательщиков. Первыми были Шварц, Шапиро и Шабанов – двое евреев и старообрядец. Все они были купцами I гильдии и занимались розничной торговлей", – рассказывает доктор исторических наук, доцент кафедры истории и культуры Украины Винницкого государственного педагогического университета Татьяна Кароева.

Что касается Львовичей, то один из братьев, Моисей, торговал, другой, Борух в 1880 году построил первый в Виннице чугунноливарный и механический завод "Молот", в советские времена известный как завод тракторных агрегатов.

"Сверхприбылей завод не давал. На нем из готовых чугунных болванок выливали металлические изделия, которые использовали для строительства, в частности лестницы здания реального училища (ныне там находится торгово-экономический институт, – ред.). А механическое производство – это сельскохозяйственные орудия труда, такие как бороны. Ни сеялок, ни молотилок на заводе не производили, потому что это сложнее", – рассказывает Татьяна Кароева.

Слава о Борухе Львовиче в Виннице была не слишком хорошей из-за его жадности. Несмотря на то, что еврейская община материально поддерживала своих беднейших членов, Львович на такие траты шел крайне редко, ограничиваясь уплатой причитающихся налогов.

Умер Борух Львович в 1916 году. А в 1919 Львовичей в Виннице, считает Татьяна Кароева, уже не осталось. Этот вывод сделан на основании того, что когда Директория в 1919 году приехала в город, ее учреждения размещались в гостиницах и тех домах, которые остались без хозяев. И таким образом заняли дом не только Боруха, но и Моисея, в котором расположилось Министерство иностранных дел, а в 1920-м – штаб одного из военных корпусов.

В советские и постсоветские времена в доме Моисея Львовича разместилось заведение общественного питания. Сначала – известный винничанам "Чайник" ("Русский чай"), сейчас – ресторан грузинской кухни.

Банкир-фольклорист, банкир-депутат

С одной из самых богатых в городе семей банкиров Беренштейнов связано другое известное в Виннице сооружение – так называемый учительский дом. Построили его трехэтажным, на первом этаже размещалось отделение банка, второй этаж занимало Винницкое общественное собрание, которое представляло собой объединение городской элиты. На третьем этаже жили сами Беренштейны.

Один из представителей семьи, Исаак Беньяминович, занимаясь банковским делом, параллельно в 1870-80-х годах собирал еврейский фольклор Подолья: песни, сказки, анекдоты, а также хасидские притчи. Они были изданы в 1890-х годах в Европе, в которую уехал банкир-фольклорист. Еще один Беренштейн, Иосиф Борисович, в начале ХХ века возглавил отделение Русского для внешней торговли банка. Он окончил Санкт-Петербургский университет, получив образование юриста, а примерно в 1896 году был избран гласным (депутатом) Винницкой думы.

"По российскому законодательству еврейская община в органах самоуправления не была представлена пропорционально количеству, там был другой расчет. И в Виннице могло быть только двое гласных-евреев. И Иосиф Беренштейн даже в годы революции продолжал представлять еврейскую общину в Думе. Второй человек постоянно менялся. А вот Беренштейн оставался", – отмечает Татьяна Кароева. Кроме того, говорит она, все общественные еврейские организации Винницы включали Иосифа Беренштейна либо своим председателем, либо членом правления, либо секретарем.

В конце XIX века в Российской империи было создано Российское колонизационное общество, которое способствовало эмиграции евреев сначала в Южную Америку, а затем в США и частично Канаду. По отчетам Общества, Винницкое отделение, которое открылось в начале ХХ века и которое возглавлял Иосиф Беренштейн, было одним из самых успешных. "Действительно, Одесское, Киевское, Минское, Рижское отправляли больше людей: 1,2-1,5 тыс в год. Винницкое – около тысячи. По абсолютным цифрам как будто меньше, но что такое Винница? Уездный городок, который трудно было сравнивать, например, с портовой Одессой. Во-вторых, именно те, кто ехал через Винницкое общество, получали наибольшую скидку на железнодорожный билет. В основном евреи ехали в немецкие порты – Бремена, Гамбурга, и для винницких проезд был дешевый: до 18% скидки, поскольку для минских – 15%, одесских – максимум 12%", – рассказывает Татьяна Кароева.

В 1917 году Временное правительство провело реформу выборов в местные органы самоуправления. Еврейская община пропорциональности опять не получила, но по новой формуле в Винницкой думе могло быть уже пять ее представителей. "Существует протокол заседания нашей Думы, когда депутаты колебались, допускать ли больше евреев в свои ряды или нет, и Беренштейн фактически шантажировал Думу, заявив, что если не допустят пятерых представителей еврейской общины, он уйдет из Думы. И Дума позволила", – рассказывает историк.

Об авторитете и добропорядочности Иосифа Беренштейна свидетельствует и такой факт. Когда в 1918 году польская дворянка, помещица Тереза Красовская выезжала в Польшу, она доверила банкиру свои деньги. И через месяц после приезда на место назначения она эти деньги получила. Более того, она получила и драгоценности, которые также доверила Беренштейну. "Революционное время. Вообще неизвестно что происходит. Как он их переправил? Ну хорошо, деньги: благодаря его имени там рискнули и выдали. А драгоценности?" – рассуждает Кароева.

В 1919 году, когда Директория приехала в Винницу, ее учреждения в доме Беренштейна не размещали, что может свидетельствовать о том, что семья на тот момент еще в нем проживала. Но уже в августе-сентябре, когда в Винницу вошла Украинская Галицкая армия, ее командование заняло это здание. "Вероятно, в этот промежуток времени Беренштейн покинул Винницу, ведь в известных исследователям списках расстрелянных большевиками его фамилия отсутствует", – предполагает Татьяна Кароева. С другой стороны, говорит она, до нас дошли не все прошлые документы.

В мае 1920 года, когда Директория вернулась в Винницу, в доме Беренштейнов разместилось Министерство финансов и Министерство труда. Во время II мировой войны после попадания бомбы от здания остались только фундамент и остатки первого этажа. Их использовали для строительства Дома учителей.

Купец и физики

Говоря о винницких зданиях, которые появились благодаря городским евреям, нельзя не упомянуть здание торгово-экономического института. По преданию винницкого краеведа Леонтия Шиповича, возведено она было на средства городского купца Цаля Вайнштейна, который оставил деньги для строительства учебного заведения якобы в память о сыне – студенте Санкт-Петербургского университета, который умер во время обучения. Когда заведение уже было построено, в него из Каменца-Подольского переехало реальное училище, которое отказалась удерживать власть города.

Несмотря на то, что здание учреждения было построено за еврейские деньги, в нем, как и в других, существовала квота на обучение евреев – 10%, то есть 2-3 ученика на класс. "В реальном училище был очень высокий уровень преподавания физики. Заведение единственное в городе выписывало три европейских периодических издания по физике на немецком и французском языках. И с разрешения директора училища ознакомиться с ними могли все желающие. Поэтому горожанам были доступны самые последние сведения по физике", – рассказывает Татьяна Кароева.

А с самой Винницей связаны имена двух выдающихся физиков – Матвея Бронштейна и Герша Будкера. Первый родился в Виннице. Отец будущего ученого был врачом, и когда началась мировая война, Матвей был мобилизован, а семья переехала в Киев. Высшее образование Бронштейн-младший получил в Ленинградском государственном университете и Ленинградском физико-технологическом институте. Был автором первых работ по квантовой теории гравитации, работ в области релятивистской квантовой теории, астрофизики, космологии, квантовой электродинамики, теории тяготения. А еще – научно-популярных книг по физике для детей и подростков, написанных по законам детективного жанра. В 1936 году Матвей Бронштейн был репрессирован по обвинению во "вредительстве", а в 1938 – расстрелян. Ему был 31 год. "Говорят, по уровню гениальности Бронштейн был равен Эйнштейну", – отмечает Татьяна Кароева.

Однако другому физику-винничанину, академику Гершу Будкеру, повезло больше. Он родился в 1918 году в Мурафе, но среднее образование получил в Виннице, в которую переехала семья. Впоследствии окончил Московский университет, занимался проблемами ядерных реакторов. В 1957 году возглавил только что учрежденный в Новосибирске Институт ядерной физики Сибирского отделения АН СССР, которым руководил до самой своей смерти в 1977 году.

Война и послевоенное время

Накануне Второй мировой войны в практически 100-тысячной Виннице проживали 33150 евреев. Большинство из них – по некоторым данным, около 20 тысяч – были уничтожены во время Холокоста. Впрочем, сказать, что в послевоенной Виннице еврейская община города прекратила свое существование, нельзя. "Определенная часть вернулась из эвакуации. Но эвакуировали не всех, а, в первую очередь, партийную и хозяйственную элиту. И в сравнении с представителями других национальностей в числе эвакуированных была значительная часть евреев. Это были высокообразованные люди: инженеры, врачи. Ведь когда после революции 1917 года отменили 5-процентные квоты на количество евреев, которые могли учиться в вузах, у них произошел настоящий образовательный бум, когда родители пытались подталкивать детей получать образование", – рассказывает Валерий Кононенко.

Правда, в 1930-х годах ограничения в отношении евреев вернули – и в отношении права получать высшее образование, и в отношении права занимать определенные должности, в частности, в высших партийных и государственных органах. Но среди местной и хозяйственной элиты включительно до 1970-х годов евреи занимали достаточно весомое положение. Это были руководители, инженеры, работники сферы торговли, доктора, педагоги. В частности, среди 538 школьных учителей, которые по штатному расписанию были в Виннице в 1953 году, было 99 евреев. Больше – только украинцев: 320.

"На территории Винницкой области евреи в основном представляли русскоязычное население. В советский период они больше всего подверглись ассимиляции. Чтобы найти свою нишу, часть евреев отказывались от своей национальной культуры и национального языка", – рассказывает Валерий Кононенко. Этому способствовала языковая и образовательная политика советской власти. Если в Виннице и области с 1920-х годов действовали еврейские школы и еврейские средние специальные учебные заведения, такие как медицинские и педагогические училища, то все они были закрыты к концу 1930-х годов.

"В послевоенные годы на Виннитчине не было ни одной национальной школы, кроме украинских и российских", – отмечает историк. С конца 1950-х годов количество евреев в Виннице постепенно уменьшалось, как в абсолютных числах, так и в процентах. К примеру, если в 1959 году евреи составляли 13,1% населения города, то в 1970-м – уже 8,1%. Правда, в абсолютных цифрах наблюдался краткосрочный рост с 16,5 тысяч до 18 тысяч. Связано оно было со строительством в Виннице новых предприятий. Как следствие, в областной центр потянулись жители районов, и не только еврейской национальности.

После провозглашенной в СССР в 1985 году перестройки евреям значительно упростили процедуру выезда за границу на постоянное жительство, и началась массовая эмиграция целыми семьями в США, Германию и Израиль.

И если в 1989 году в Виннице проживали 15,2 тыс евреев, то по данным последней переписи 2001 года их оставалось лишь 1,7 тыс, или пол процента.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Винница

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook